Третья доза вакцины против COVID повышает защиту пациентов с солидными опухолями

— Исследование показало, что у тех, кто находится на активной терапии, у 80% был повышенный уровень антител.

MedPage Сегодня 

Новое исследование показало, что третья доза вакцины COVID-19 от Pfizer (BNT162b2; Comirnaty) может обеспечить повышенную защиту онкологических больных, получающих активное лечение, поскольку эти пациенты обычно не вырабатывают антител наравне со здоровыми людьми.

Через неделю после введения третьей дозы вакцины ответы нейтрализующих антител улучшились у 80% пациентов с солидными опухолями, проходящих химиотерапию, с нежелательными явлениями, которые были легкими по своей природе, сообщила Рахна Т. Шрофф, доктор медицины, магистр медицины из Ракового университета Аризоны. Центр в Тусоне и его коллеги.

«Эти результаты предполагают, что третья доза BNT162b2 безопасна, улучшает гуморальный иммунитет против SARS-CoV-2 и может быть иммунологически полезной для пациентов с онкологическими заболеваниями, получающих активную химиотерапию», — написала команда в исследовании, проведенном онлайн в Nature Medicine .

Исследование было разработано для оценки иммунных ответов после введения двух доз вакцины Pfizer COVID-19 у пациентов с солидными опухолями, получающих активную иммуносупрессивную терапию рака (n = 53), по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы (n = 50). За этим последовало испытание фазы I третьей дозы вакцины, начатое в когорте больных раком на основании результатов двух доз.

Исследователи обнаружили, что после первой дозы вакцины почти вся контрольная когорта (за исключением одного человека) продемонстрировала обнаруживаемую вируснейтрализирующую активность со средним тестовым титром нейтрализации уменьшения бляшек на 90%, равным 60. В когорте больных раком, однако, только 67% имели обнаруживаемые нейтрализующие антитела со средним титром 20.

После введения второй дозы вакцины все здоровые контрольные люди имели вирус-нейтрализующие антитела со средним титром 540, в то время как 80% когорты раковых больных имели вирус-нейтрализующие антитела со средним титром 60.

«Эти результаты демонстрируют, что большая часть когорты раковых больных вырабатывала защитные антитела, но на уровнях значительно ниже, чем в контрольной когорте после второй дозы вакцины», — пишут исследователи. «Подобные закономерности наблюдались для сывороточных антител, специфичных к спайковому белку, и Т-клеток, но величина каждого из этих ответов была уменьшена по сравнению с контрольной группой».

Из 53 больных раком 20 участвовали в интервенционном исследовании фазы I, чтобы определить, можно ли улучшить иммунитет с помощью третьей дозы вакцины.

Демографические различия между этими пациентами по сравнению с исходной когортой рака отсутствовали. У большинства был рак желудочно-кишечного тракта (75% по сравнению с 51% в исходной когорте рака), а у остальных был диагноз рака груди (25% по сравнению с 42% в исходной когорте рака).

После введения третьей дозы вакцины уровни нейтрализующих антител улучшились у 16 ​​из 20 пациентов, при этом титры достигли 180 или выше у 15 пациентов, которые улучшились. Никаких улучшений в ответах Т-клеток не наблюдалось.

«В исследованиях на приматах и ​​моделировании этот уровень защищает от болезней», — отметили Шрофф и соавторы. «Тем не менее, общее увеличение количества антител, вызванное бустерной иммунизацией, было довольно скромным».

Побочные эффекты после третьей иммунизации варьировались от миалгии в месте инъекции (45%) и генерализованной миалгии (15%) до боли в костях (5%), усталости (10%), озноба (10%) и потери аппетита (5%). .

По словам исследователей, когорта раковых заболеваний была разнообразной с точки зрения диагнозов рака, применяемой цитотоксической терапии и времени терапии относительно дозы вакцины, что затрудняло выводы об этих факторах и иммунном ответе.

Однако они отметили, что у большинства начальных не ответивших на лечение кровь брали для иммунного анализа через 7–14 дней после их последнего лечения рака. «На этот раз курс соответствует низкому уровню показателей крови и пику миелосупрессии от традиционных химиотерапевтических агентов», — пояснила команда. «Хотя эти цифры слишком малы, чтобы делать убедительные выводы, эти результаты, безусловно, являются гипотезами и заслуживают дальнейшего изучения, чтобы лучше понять идеальное время для вакцинации пациентов, получающих активную иммуносупрессивную терапию».

В целом, результаты показывают, что у большинства больных раком, получающих активную терапию, уровень антител будет повышаться после третьей иммунизации, заключили Шрофф и соавторы. «Однако, учитывая относительно скромное увеличение количества антител и стойкость Т-лимфоцитов, ожидания должны оставаться умеренными в отношении степени пользы. Количественные тесты на антитела потенциально могут быть использованы для отбора людей, которые нуждаются в бустере и могут получить от него наибольшую пользу».

Ограничение исследования, по словам группы, заключается в том, что средний возраст когорты онкологов был старше, чем у контрольной группы, а это означает, что некоторые из наблюдаемых различий могут быть связаны с возрастом, а не с противоопухолевой терапией. Однако единственным иммунологическим параметром, который показал возраст-зависимый эффект, был уровень антител к рецептор-связывающему домену, который действительно указывал на снижение с увеличением возраста в контрольной группе, но не было таких возрастных различий в отношении рака. когорта, и никакие другие иммунологические параметры не изменялись в зависимости от возраста.

Ссылка на основную публикацию